Романа Виктюка во Львове проводили под Show must go on и аплодисменты

“Я вернусь за своим пиджаком”

Церемония прощания с Романом Григорьевичем проходила в Первом украинском театре для детей и юношества (ранее – Театр юного зрителя. – Авт.) в центре Львова. Когда-то молодой Виктюк начинал здесь свою карьеру. 23 ноября он вновь вернулся на ту сцену, где когда-то явил миру свой талант – чтобы покинуть ее навсегда.  

Возле гроба с телом режиссера сидели родственники Романа Виктюка – его сестра, племянницы Екатерина, Эмилия, племянник Борис и другие.

Прощание было не слишком многолюдным. Пришли его друзья и знакомые, актеры и режиссеры. Церемония была тихой и строгой – люди поднимались на сцену, подходили к гробу и, оставив цветы и венки, выразив сочувствие родным, уходили, не толпясь в театре. В зале оставались лишь несколько десятков людей.

Можно было послушать воспоминания коллег по сцене и друзей Романа Виктюка, которые приехали из Киева и Одессы.

– Каждый из нас, это очевидно, умрет, но самое главное – не грустить, не впадать в состояние депрессии. Депрессии для него не существовало ни при каких обстоятельствах, хотя его просто выбрасывали из театров, – рассказывал журналистам режиссер и продюсер Сергей Проскурня. – В каждом театре он оставлял свой пиджак для того, чтобы символически сказать актерам: “Я еще вернусь. Я вернусь за своим пиджаком”. Поэтому у него было так много пиджаков. У меня даже есть история. Я купил в Бостоне пиджак за 15 долларов в секонд-хенде, он хотел у меня его выкупить за полторы тысячи долларов, потому что он был прекрасен – этот пиджак. И меня спасло только то, что он на него не налез”.

На прощании появились мэр Львова Андрей Садовой с супругой и журналист Дмитрий Гордон, который принес большой венок из красных роз. Оставив его у гроба и поздоровавшись с родственниками, ушел.

“Последней должна была стать “Травиата”

Роман Виктюк родился в одном из двориков на площади Рынок возле Ратуши, а его родственники и сегодня живут в двух шагах отсюда – в желтом доме над почтой возле памятника Даниилу Галицкому.

– Я помню, как он нас с Катрусей (сестрой. – Авт.) начал брать на поклоны. Для него это был отдельный ритуал, что-то особенное, – вспоминал племянник Романа Виктюка Борис. – Мы ему благодарны за то, что он дал нам возможность увидеть мир его глазами. Этот выход на поклон для него был особым делом, и мы могли видеть этот огонь в его глазах. Роман – это такой человек, который генерировал идеи постоянно. У него не было такого: “Сяду, придумаю что-то новое”. С каждым шагом – новая идея. Можно было сделать еще очень многое, но, к сожалению…

– Он говорил нам, что последним его спектаклем должна быть “Травиата”. Не успел, не смог. Думаю, что “там” он все-таки его поставит, – добавила Катерина.

На родине, в Украине, для режиссера не нашлось достойного места, и Роман Григорьевич вынужден был искать его в других странах, где ему разрешали ставить куда более смелые спектакли.

– Он уехал в 1965 году. Против него была такая тихая незаметная репрессия, – продолжает Сергей Проскурня. – Его не арестовывали, не вызывали в КГБ, но тогда сделали все, чтобы из Украины поехали такие светлые умы, как Роман Виктюк. Он не сбежал из Украины, он понимал, что тогдашняя власть вообще не воспринимает культуру как таковую. Это не было искусство. Был такой принцип у многих режиссеров: “Два спектакля – “для них”, один – для себя”. Он не хотел для них ставить спектакли вообще. 

Тем не менее, где бы он ни был, он прославлял своим творчеством Украину и завещал похоронить его на родной земле, во Львове, где он родился и где похоронены его родители. Эту гробницу на Лычакове когда-то купил сам Виктюк.

После прощания в театре гроб с телом режиссера перевезли в церковь Святого Андрея рядом с тем домом, где живут его родные. Затем похоронная процессия отправилась на кладбище, где Маэстро обрел вечный покой.  

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Роман Виктюк – журналисту “КП” в Украине: Смотри и думай – это полезно