Театральный режиссер Роман Виктюк скончался от осложнений, вызванных коронавирусом

В московской больнице от анемии головного мозга умер украинский и российский театральный режиссер 84-летний Роман Виктюк. В прошлом месяце его госпитализировали с коронавирусом, передает “Медуза”.

Информацию о смерти режиссера подтвердили и в дирекции московского Театра Романа Виктюка.

– Роман Григорьевич скончался в больнице, это случилось сегодня, – сообщили в театре в комментарии “ТААС”.

Телеграм-канал “MASH” сообщает, что утром 17 ноября режиссера перевели из больницы Братьев Бахрушиных в Госпиталь для ветеранов войн № 1, где он должен был долечиться. Но уже там ему резко стало хуже.

–  Близкие надеялись, что там смогут нормализовать его состояние. В последние дни он находился в состоянии средней степени тяжести, до этого был в тяжелом. Еще сегодня Виктюк был в сознании, но потом состояние резко ухудшилось. Причиной смерти стала анемия головного мозга, – отмечает канал.

О том, что у режиссера обнаружили коронавирус стало известно 27 октября. По словам его пресс-секретаря Ольги Вороновой, Виктюка госпитализировали в больницу из-за возраста, чтобы избежать каких-либо осложнений коронавируса.

В Украине не дали помещения под театр

Виктюк родился в 1936 году во Львове в семье учителей. С детства увлекался актерским мастерством, вместе со сверстниками ставил любительские спектакли. В начале 50-х годов поступил на актерский факультет московского Института театрального искусства (ГИТИС).

 – Я выбрал ГИТИС. Прихожу – а там [киноактриса] Тамара Макарова! А я же ее видел в фильме “Молодая гвардия” – мама Олега Кошевого, – вспоминал Виктюк о поступлении в вуз. –  И я без паузы, не здороваясь, ни фамилию не сказал, ничего, начинаю читать монолог Олега Кошевого. Я плачу, и плачет она. Она ко мне бросается: сынок, не плачь! Обнимает и говорит: приходи завтра писать сочинение. Ты будешь учиться у Герасимова. Я тебе обещаю. Тему того сочинения – буду умирать, не забуду: “Поэт в творчестве Маяковского”. Сижу. Входит Макарова. Глаза сияют. Подошла ко мне. Выложила листочки, вырванные из книжки по русской литературе. И говорит: переписывай все, как там. Ничего не фантазируй. Я сказал: клянусь. И быстро написал. И быстро понес педагогу в комиссии. Он: “Ты проверил все ошибки?” А я, идиот, и говорю: “А там и не было ошибок”. Потом я читал басню. Это было второе чудо! Я мокрый – был страшный дождь – прибегаю, чуть не опоздал. Читал “Волк и ягненок”. У меня был такой душевный волк, жалко ему было есть этого бедного ягненка. Мой волк страдал и мучился. Я так плакал, остановить себя не мог. “Иди, – говорят, – ты принят!”.

По окончанию института Виктюк вернулся в родной Львов, где вплоть до 1968 года работал в ТЮЗе. Сначала актером, а потом и режиссером. Как вспоминал Виктюк, ему удалось ставить спектакли, которые в Советском Союзе были под запретом: “Улыбка и все. Я знал, что они дураки. А они знали, что я глуп. И мы прекрасно общались, но не всегда. Иногда мои спектакли закрывали”.  

В 1970-1974 годах работал в драматическом театре Литовской ССР. В середине 70-х Виктюк перебрался в Москву, где снимался в фильмах и ставил спектакли. Когда его спрашивали, почему он не работает на родине, режиссер отвечал, что в Украине ему не дали помещение под театр. Намекал, что в Украине ему не дали работать, так как другие режиссеры видели в нем конкурента.

Заграницей представлялся украинским режиссером

Виктюк как приглашенный режиссер ставил спектакли в Литве, США, Греции, Италии. Журналистам Роман Григорьевич рассказывал, что всегда представлялся украинским режиссером, хотя заграницей люди не понимали разницу между украинцами и русскими.

–  Я всегда помнил, что в мире русского и украинца не различают, и когда гениальный Иван Дзюба (в то время министр культуры Украины) узнал, что я еду в Грецию ставить Достоевского, он мне сказал: “Роман, очень прошу, говорите, что вы украинский режиссер”. Я пообещал ему: “Обязательно! Как я могу об этом молчать?”, – рассказывал Виктюк в интервью “Бульвару Гордона”.

По словам Виктюка, ситуация с восприятием украинцев в мире изменилась после Оранжевой революции 2004 года.

– Когда я раньше бывал в Нью-Йорке, и я говорил – я украинский режиссер, это не производило никакого впечатления. Русский режиссер и все тут. После “оранжевой” революции я вышел к американцам и с гордостью сказал – я украинский режиссер. Зал встал, – вспоминал Виктюк.

Режиссер поддерживал Оранжевую революцию и в одном из интервью даже напророчил, что в стране может быть еще не один майдан. 

– Энергия Майдана пропасть не может, потому что такое случается раз в несколько столетий. Понимаешь, когда энергия земли и неба проходит через молодые организмы, они могут и не осознавать, что с ними происходит одно из чудес, которые совершал Христос, тем не менее у них вырастают крылья… Впрочем, это была первая часть грандиозного действа, а как режиссер я знаю, что после первого акта идут второй, третий. Чего ждать во втором действии? Допустим, у этих людей возникнет необходимость ощутить это чувство еще раз, и они снова придут на Майдан. Там может не быть трибуны, где стоял Ющенко и те, кто был с ним, – это не имеет значения. Не всегда энергия, исходящая от лидеров, у них остается: главное, у людей есть потребность быть рядом друг с другом.

Вплоть до 2010 года Виктюк часто бывал в Киеве, в том числе с творческими встречами. В начале военного конфликта на Донбассе в 2014 году режиссер поддержал Украину. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Роман Виктюк: Мой дом там, где есть хоть одна сценическая досточка